Москва, ул. Москворечье, д.1,
Медико-генетический научный центр
Контактная информация
Регистратура
+7 (495) 111-03-03
(многоканальный) 09:00 - 17:00
1 февраля на Биологическом факультете МГУ прошло торжественное заседание

1 февраля на Биологическом факультете МГУ прошло торжественное заседание

1 февраля на Биологическом факультете МГУ прошло торжественное заседание, посвященное 125-летию со дня рождения  Александра Сергеевича Серебровского, русского и советского генетика, члена-корр. АН СССР, академика ВАСХНИЛ, основателя кафедры генетики в Московском университете. Среди других участников с докладом выступил сотрудник лаборатории популяционной генетики ФГБНУ «МГНЦ» д.б.н., проф. РАН О.П.Балановский.

Геногеография – от Серебровского до наших дней

Доклад  д.б.н., проф. РАН О.П.Балановского, назывался «Геногеография – 90 лет спустя». Он продемонстрировал, во что воплотились идеи  А.С.Серебровского как родоначальника  геногеографии в наше время. И начал с того, что представил вехи истории геногеографии. На Западе, после переезда Ф.Г.Добржанского в США она успешно развивалась благодаря целому ряду выдающихся ученых, один из самых ярких — Л.Л.Кавалли-Сфорца. В то же время в нашей стране этому направлению, как и всей генетике, пришлось пережить темный период  лысенковщины.  Возрождение геногеографии  в 1970-1990-е годы связано с именем Ю.Г.Рычкова, который ввел важнейший в методологии геногеографии картографический подход. Первым объединением зарубежных и российских исследователей стал проект Genographic – крупнейший международный проект по популяционной генетике человека, в ходе которого было исследовано почти 100 тысяч человек по всему миру, созданы геногеографические атласы Y-хромосомы и митохондриальной ДНК.

Сопоставление трудов  А.С.Серебровского и современных геногеографических исследований О.П.Балановский начал с феномена  генетических границ. Он привел цитату из записей А.С.Серебровского во время экспедиции в Армении, когда при переходе через горную речку ученые «попали из одного куриного населения в другое» — резко изменилась частота определенной формы гребня. Совсем недавно такие генетические границы, где происходит резкая смена генофондов – где географически близкие популяции оказываются на большом генетическом расстоянии — обнаружены в новейших исследованиях по полным геномам (Pagani et al., 2016), они же были найдены и в ходе исследований коллектива  О.П.Балановского и Е.В.Балановской в масштабе Евразии и других континентов.

Геногеография_Серебровский8

Генетические барьеры, выявленные в работе Pagani et al., 2016. Из презентации О.П.Балановского.

В ходе экспедиции в Дагестан А.С.Серебровский описывает приезд в затерянную в горах аварскую деревушку, где оказалась очень высока частота необычной формы гребня у кур. Изолированность популяции кур совпадает с  изоляцией самих аварцев в этой деревушке в течение длительного времени. О.П.Балановский для сопоставления приводит результаты первой экспедиции по проекту Genographic , которая состоялась именно в Дагестан, фактически по следам А.С.Серебровского. На кадрах видеосъемки видна так же речка, о которой писал Серебровский и, возможно, та же затерянная в горах деревушка.

В экспедиции по Армении А.С.Серебровский и С.И.Алиханян, ее инициатор и организатор, отметили, что часть территории была представлена разнообразными куриными генофондами, различающимися даже между соседними деревнями, в то время как остальная часть территории была генетически более однообразной. А.С.Серебровский связал высокое разнообразие кур в изолятах с военными событиями периода интервенции в Армении, когда население, как и их куры, сильно пострадало. «Сейчас мы бы сказали, что популяции кур отдельных деревень прошли через бутылочное горлышко, что привело к их большим генетическим отличиям друг от друга», — комментирует О.П.Балановский.

В той же армянской работе Серебровский, сопоставляя  историю популяции кур и популяции их хозяев, связывает и названия кур в разных диалектах с историей населения – людского и куриного. При этом он пытается привязать это к «яфетической теории» Н.Я. Марра – это идеологическое «новое учение о языке», автор которого, как подчеркнул О.П.Балановский, в лингвистике сыграл такую же роль, что и Лысенко в генетике.  Его учение было поддержано властью и законсервировано, и с ним приходилось соотносить свои результаты.

Сейчас, когда идеологические прессы сняты, хорошо видно, насколько сходно работает геногеография с генофондами и лингвистика с языками, что помогает проводить сравнение одного с другим. Вот два примера. На Кавказе было получено практически зеркальное совпадение генетических и лингвистических реконструкций, потому что там популяции развивались без контакта с чем-то внешним. А на славянах картина появилась совершенно иная.

Геногеография_Серебровский6

Из презентации О.П.Балановского.

Что касается куриного генофонда, то в ИОГене продолжались его исследования;  и в работе Моисеевой и Никифорова (2003) были обнаружены те же закономерности  в генетической изменчивости по регионам, что были  выявлены А.С.Серебровским.

Далее, А.С.Серебровский впервые обратил внимание на то, что когда популяция распадается на изоляты, это ведет не к гибели генофонда, а наоборот, к его консервации. Это же потом отмечали и Алтухов, и  Рычков – если популяцию раздробить, она парадоксальным образом становится устойчивее. О.П.Балановский иллюстрирует это положение примером из Ю.Г.Рычкова. В то время как разные популяции Сибири фенотипически и генетически не похожи друг на друга, их среднее соответствует популяции древнего населения Сибири, которое проживало тысячелетия назад.

В конце доклада О.П.Балановский  обратился к основному методу геногеографии, которым стало картографирование.

И еще один пример из Серебровского. В том же Дагестане он обнаружил очень необычную популяцию кур, в том ауле, население которого вроде бы пришло из Персии (Ирана). В армянской экспедиции, поскольку Армения близка к Ирану, он надеялся найти истоки популяции, от которой в дагестанском ауле появились эти необычные куры. Он действительно нашел место с похожим генотипом кур, но сомневался, был ли причиной сходства генетический дрейф  или произошла миграция оттуда в горный аул.

Как эта проблема решается в современной геногеографии, О.П.Балановский  показал, обратившись к основному методу геногеографии – картографированию.  На примере карт генетических расстояний от разных групп сибирских татар видно он показал, как этот метод на основании генетического сходства может обнаружить отдаленную миграцию. Как в приведенной ниже карте генетических расстояний от бухарских сибирских татар, которые обнаружили неожиданное генетическое сходство с популяциями Кавказа (а вовсе не с областью Бухары, как предполагалось).

Геногеография_Серебровский7

Из презентации О.П.Балановского.

А.С. Серебровский настаивал на том, что геногеография – это наука историческая (хотя не совсем ясно, что он вкладывал в слово «историческая»  – гуманитарное его содержание или историю популяций). В принципе, это совпадает с трендом современной популяционной генетики, отметил О.П.Балановский – демографические процессы и история популяций связываются воедино.

В связи с этим он упомянул о бурной дискуссии, развернувшейся после выхода научной статьи в Вестнике Московского университета.  Исследование генофондов поволжских, крымских и сибирских татар показало, что биологически они происходят из разных популяций. Этот вывод вызвал бурю возмущения среди историков в Татарстане, что вылилось на страницы татарских интернет- изданий «Бизнес онлайн» и «Реальное время». Хотя это не уникально, отметил  О.П.Балановский  —  в нашей истории были времена  когда научные проблемы выплескивались в общественно-политических газетах, и решения по ним  принимали далекие от науки люди.

Суть споров в вопросе — вправе ли генетики изучать этногенез?   Аналогичные сомнения раньше высказывал и директор института этнологии РАН академик В.А. Тишков, но на совместной конференции «Границы и контакты» (Звенигород, 2014) были определены границы и укреплены контакты геногеографии и этнологии, напомнил О.П.Балановский. Однако и сегодня выдвинутый А.С.Серебровским тезис – что геногеография может служить для реконструкции биологической истории человека – по-прежнему нуждается в разъяснении.


Москва, ул. Москворечье, д.1,
Медико-генетический научный центр
Контактная информация
Мы в социальных сетях
Регистратура
+7 (495) 111-03-03
(многоканальный) 09:00 - 17:00